manager photo
Онлайн-консультант
Будем рады ответить
на Ваши вопросы
Написать Позвонить
QIWIБыстро пополнить счет
Close
Авторизация

Марио Габелли

04 ноября 2010, EUR/USD

Взгляд на рынок



Марио Габелли

За Марио Джозефом Габелли (Mario Joseph Gabelli), основателем и главой инвестиционной компании GAMCO Investors Inc. (GBL), на Wall Street прочно закрепилось прозвище “Супермарио”. Мало кому из людей его круга приставка “супер” к имени подошла бы больше. И не только из-за действительно замечательных профессиональных достижений Габелли, вполне заслужившего славу одного из лучших экспертов по выбору акций, но и по причине его неудержимого стремления первенствовать и привлекать всеобщее внимание к своим успехам, доходящего подчас до откровенного хвастовства.


Высокая доходность портфелей, находящихся под управлением Габелли, помогла ему стать одним из самых, а может быть, и самым знаменитым денежным менеджером, работающим на Wall Street на сегодняшний день. А быстрота и креативность мышления, остроумие, необычайная самоуверенность, вкупе с лихорадочной погоней за вниманием прессы и телевидения, сделали его многолетним фаворитом средств массовой информации, освещающих мир бизнеса. Габелли обожает поговорить – злые языки даже утверждают, что это у него получается лучше всего, - и у него всегда имеется наготове очередная инвестиционная мудрость. Он часто выступает с комментариями на телеканалах CNBC и CNN и неоднократно участвовал в передаче известного финансового обозревателя Луиса Рукизера (Louis Rukeyser) “Wall Street”. Высказывания Габелли постоянно цитируют солидные финансовые издания, такие как Institutional Investor, Business Week, Fortune, Forbes, Money и Changing Times. Он также публикует статьи в специализированных инвестиционных изданиях, таких как Financial Analysts Handbook

Ни финансовые неудачи, ни скандалы, в которые Габелли оказался вовлечен в последние годы, не смогли поколебать его высочайшего самомнения. Напротив, задетое самолюбие только усиливает в нем и без того гипертрофированный конкурентный дух. В последние годы в прессе появлялись статьи о том, что результаты деятельности компаний Габелли разочаровывают инвесторов, и его звездный час позади. Однако Супермарио не допускает и тени сомнения в том, что его достижения по-прежнему грандиозны, компанию ждет прекрасное будущее, а сам он достоин почетного места в пантеоне великих инвесторов.

Центральный офис компании Габелли расположен в тихом городе Рай (штат Нью-Йорк) в нескольких километрах к северу от Нью-Йорка, но сам он живет по другую сторону границы штатов, в Гринвиче (Коннектикут). Этот небольшой город, где нашло приют множество финансовых компаний, покинувших Манхэттен, считается одном из наиболее фешенебельных и дорогих районов проживания в США. Представители финансовой элиты, унаследовавшие свои капиталы от предков, чаще живут здесь в величественных особняках, окруженных безупречно подстриженными газонами и находящихся поблизости от пролива Лонг-Айленд. Те же, чьи состояния были созданы сравнительно недавно, - по большей части представители индустрии хеджевых фондов – предпочитают селиться на расположенных в отдалении лесистых холмах, в огромных, скрытых от постороннего взгляда поместьях.

Габелли обзавелся домами в обоих этих районах, но в настоящее время обитает вблизи залива Лонг-Айленд со своей второй женой Реджиной Питаро (Regina Pitaro). С первой женой, Элейн (Elaine), с которой у Габелли четверо детей, он развелся более десяти лет назад. Габелли также владеет домом в городке Мус, штат Вайоминг, куда любит приезжать на рыбалку. Кроме того, несколько лет назад он приобрел в Италии, поблизости от городка Реджио Эмилия, ферму, история которой насчитывает 500 лет и которая некогда находилась во владении его предков.

Реджина Питаро проработала в GAMCO 23 года и ныне возглавляет там подразделение, оказывающее услуги институциональным клиентам. Один из сыновей Габелли, Марк (Marc), участвует в управлении рядом оффшорных фондов GAMCO, другой сын по имени Мэттью (Matthew) руководит ведением торговых операций. Брат Марио Габелли, Джон Габелли, занимает в компании должность старшего вице-президента.

Финансовая империя, построенная Габелли за три десятилетия предпринимательской деятельности, представляет собой сложный лабиринт, который включает в себя целый ряд взаимосвязанных компаний. Подразделение по управлению активами, к которому относятся взаимные фонды, находится в ведении GAMCO Investors Inc. (GBL), которая, в свою очередь, почти полностью контролируется частной компанией под названием GGCP. В этой компании Габелли является председателем правления, главным исполнительным директором и главным директорам по инвестициям в “стоимостные” инструменты. Кроме того, он контролирует независимую брокерско-дилерскую компанию Gabelli & Company, а также является председателем правления мультимедийной компании Lynch Interactive, не так давно оказавшейся центральным объектом разбирательства, инициированного Федеральной комиссией по связи.

Помимо выполнения всех этих обязанностей, Габелли на протяжении всей истории своей компании остается ее главным экспертом по выбору акций, управляя всеми активами “стоимостного” характера и отдельными счетами GAMCO. Так что многие люди, имеющие отношение к фондовому рынку, подобно аналитику Morningstar Керри О’Бойлу (Kerry O'Boyle), задаются вопросом: как может Марио быть в стольких местах одновременно? Сам Габелли говорит, что ответ прост: он является долгосрочным инвестором, чьи фонды, как правило, держат в своих портфелях бумаги по пять-семь лет. Он не мог бы делать всего этого, если бы торговал срочными контрактами или руководил хеджевыми фондами, и ему приходилось бы покупать и продавать бумаги каждый день.

Но не все долгосрочные инвесторы взваливают на себя столько обязанностей – просто Габелли везде и всегда предпочитает находиться “у руля” и держать ситуацию под контролем. По словам одного бывшего портфельного менеджера, “в GAMCO в центре внимания всегда был Марио – и Марио всегда был на 100% прав”. Сам Габелли хвастался, что любит нанимать на работу людей с высокими научными степенями – по его словам, “бедных, голодных и загнанных”. Те, кто работал на Габелли, часто признают, что дисциплина, которой он их научил, очень пригодилась им в дальнейшей карьере. И все же многие талантливые портфельные менеджеры уходят из его фирмы, поскольку, как сказал один из них, им “никогда не удается реально управлять активами”.

О крутом нраве Габелли рассказывают немало историй, подчас весьма нелицеприятных. Например, о том, как он “взорвался”, когда один из сотрудников офиса пролил на пол чашку кофе, и заставил его убирать за собой. Сам Габелли по поводу этого случая заявил, что это абсолютная правда, так как он “сделал это во второй день подряд и еще отказался убирать”.

Впрочем, многоликий Габелли способен быть неотразимым, если ему хочется произвести приятное впечатление. По словам Рика Уолтона (Rick Walton), ранее возглавлявшего в GAMCO управление инвестициями, “Марио умеет быть очаровательным, в противном случае он не стал бы тем, кем он стал”. Другой Габелли – яростный борец, не желающий уступить ни дюйма своей территории – хорошо знаком его противникам. Таким он предстает в иске со стороны первых инвесторов компании, разбирательство по которому завершилось в прошлом году. Кто же он - гениальный инвестор и борец за права акционеров или алчный мошенник, который кладет себе в карман десятки миллионов, безнаказанно грабя своих вкладчиков? Натура Габелли представляет собой настоящий клубок противоречий, в которых нельзя разобраться, не зная подробностей его биографии.

В центре легенды о Супермарио – история человека, который, как любят выражаться в Америке, “сделал себя сам”, поднявшись на верхушку социальной лестницы из самых низов. Не случайно Габелли никогда не устает подчеркивать тот факт, что он родился и вырос в Бронксе – районе, который долгое время считался самым опасным в Нью-Йорке и лишь в последние десятилетия несколько утратил свой зловещий ореол. По словам одного из бывших сотрудников GAMCO, “одно из качеств, которыми Марио постоянно похваляется, - это смекалка уличного мальчишки”.

Родители Габелли эмигрировали в США из Италии и обосновались в Нью-Йорке еще до его рождения. Отец работал поваром в знаменитом манхэттенском ресторане Luchow's, а мать вела домашнее хозяйство. Марио родился 19 июня 1942 года. Его детство и юность прошли в Бронксе, где он посещал сперва начальную школу, а затем частную иезуитскую школу для мальчиков при Фордхэмском университете. В свободное от уроков время Марио, добираясь на попутках, ездил в северный пригород Нью-Йорка, в округ Уэстчестер, где подрабатывал в качестве кадди (подносчик клюшек и прочего оборудования для гольфа) в ведущих гольф-клубах, таких как Winged Foot и Sunningdale. Там он встречал множество людей, добившихся в жизни успеха, и эти люди часто говорили об инвестициях в акции. Позже Габелли рассказывал, что уже в те времена читал рыночные отчеты для собственного удовольствия, а свои первые акции купил, когда ему было всего 13 лет.

По окончании школы Габелли получил стипендию и поступил в колледж при Фордхэмском университете. Там он выделялся не только шевелюрой, которая в те времена еще была рыжего цвета, но и отчаянной предприимчивостью. У него всегда была наготове очередная схема быстрого обогащения, наподобие продажи электрических карманных фонариков из багажника собственного автомобиля в период, когда улицы и витрины были плохо освещены.

Окончив колледж с отличием и став бакалавром, Габелли продолжил учебу в качестве аспиранта Школы бизнеса при Колумбийском университете, где в середине 1960-х гг. всерьез увлекся идеями инвестирования в акции стоимости. Это неудивительно, если учесть, что Габелли учился у Роджера Муррея (Roger Murray), известного пропагандиста метода стоимостного инвестирования и соавтора пятого издания “Анализа ценных бумаг” – инвестиционной “Библии”, созданной Бенджамином Грэхемом (Benjamin Graham) и Дэвидом Доддом (David Dodd) в 1934 году. Стоит отметить, что среди однокашников Габелли, также обитавших в Бронксе и по очереди подвозивших друг друга на автомобилях, были Леон Куперман (Leon Cooperman), который ныне возглавляет хеджевый фонд Omega Advisors, и Арт Сэмберг (Art Samberg), сегодня президент компании Pequot Capital Management.

Получив степень MBA (магистр делового администрирования), Габелли в 1967 году начал свою инвестиционную карьеру, устроившись аналитиком в фирму Loeb Rhodes (ныне несуществующую), которая оказывала брокерские и инвестиционно-банковские услуги. В его обязанности входил анализ акций в таких отраслях, как автомобилестроение и производство сельскохозяйственного оборудования, а впоследствии СМИ, теле- и радиовещание. Предшественником Габелли в Loeb Rhodes был Майкл Стейнхардт (Michael Steinhardt), позже ставший успешным управляющим хеджевого фонда. В своей типичной бравирующей манере Марио шутил, что “заменил тоненькие исследовательские папки Стейнхардта на свои толстые”. В 1975 году Габелли перешел на работу в небольшую аналитическую компанию William D. Witter, которая через некоторое время слилась с Drexel Burnham.

Занимаясь анализом акций, Габелли применял на практике теорию стоимостного инвестирования, которую ему преподавали в Колумбийском университете. Он оценивал компании не по прибылям, а по потоку наличности, анализируя их в мельчайших деталях, с тем чтобы рассчитать величину, названную им собственной рыночной стоимостью (private market value, PMV). Под этим термином подразумевается цена, которую потенциальный покупатель будет готов заплатить за компанию в случае ее поглощения. Метод оценки собственной рыночной стоимости компаний получил широкое распространение в 1980-х гг. с повышением популярности сделок выкупа компаний с использованием заемных средств, так называемых LBO. Используемые при этом расчеты часто отличались от стандартных способов измерения стоимости публичных компаний.

Идея Габелли базировалась на главном принципе теории Грэхема и Додда, заключающемся в поиске акций, торгующихся ниже своей внутренней стоимости (intrinsic value), т.е. стоимости, рассчитанной на основе финансового состояния компании. Габелли также заимствовал у инвестора-миллиардера Уоррена Баффета (Warren Buffett) идею добавления премии при оценке акций внутри более или менее крупного пакета акций. Собственный вклад автор идеи обобщил в характерном для него броском лозунге: “Грэхем + Додд + Баффет = Габелли”. Он также считает себя изобретателем термина “катализатор” применительно к стоимостному инвестированию. Габелли даже запатентовал созданный им метод под именем “Gabelli Private Market Value with a Catalyst Methodology” (методология Габелли - расчет собственной рыночной стоимости с учетом действия катализаторов).

В 1976 году Габелли открыл первую собственную фирму под названием Gabelli & Company, Inc. Фирма оказывала услуги брокера-дилера, используя как заемные средства, так и деньги, которые Габелли накопил, ведя торги со своего собственного счета. Уже в следующем году была создана компания по управлению клиентскими активами, названная Gabelli Investors, Inc. (позже она была переименована в GAMCO Investors). К 1981 году под управлением GAMCO находился 81 счет, а совокупный объем средств на счетах достигал порядка $33 млн. Несмотря на неустойчивость экономической ситуации в США и стагнацию фондового рынка в конце 1970-х – начале 1980-х гг., компания Габелли каждый год приносила своим клиентам доходы. К середине 1980-х гг. клиентские активы, находившиеся под управлением Габелли, составляли более $350 млн., а годовая ставка доходности, рассчитанная по формуле сложных процентов, достигала более 35%. В то время, когда журнал “Business Week” провозгласил на обложке одного из своих выпусков “смерть акций”, Габелли якобы заявил: “Я не нуждаюсь в том, чтобы подъем рынка выручал меня из беды”.

Однажды Габелли пошутил, что на CNBC, где он многократно был одним из ведущих передачи Squawk Box (“Верещалка”), его называют “доктор Любовь” (Dr. Love) потому что он “просто любит, когда одна компания обхаживает другую”. Свою репутацию замечательного эксперта по выбору акций финансист заработал, главным образом, в 1980-х гг., когда корпоративный сектор охватила мания слияний и поглощений. Именно тогда он доказал свою способность определять кандидатов на поглощение, в особенности из числа компаний в секторе СМИ.

Если многие инвесторы стремились вложиться в рост компании в начале ее жизненного пути, то Габелли, напротив, предпочитал поживиться в момент ее ухода со сцены. Его излюбленный подход состоял в том, чтобы инвестировать или рекомендовать инвестиции в компании, которые становились объектами поглощения или приватизировались. Компания Габелли самостоятельно осуществляла всю аналитическую работу, как правило, стараясь обнаружить фирмы, способные стать объектами сделок LBO (выкупа компании с использованием заемных средств). Характерными чертами подобных фирм могут быть большой объем наличности, лежащие в основе активы, такие как недвижимость, или крупный пакет акций, принадлежащий основателю компании, не имеющему детей. Габелли также вел поиск перспективных компаний в отраслях с большим потоком наличности и низкой вероятностью появления новых сильных конкурентов.

Однажды обнаружив такую компанию, он готов был ждать годы, пока ее акции не вырастали в цене. Так, он начал инвестировать в Cowles Communications, Inc. в 1977 году, когда цена ее акций составляла $14, и в конце концов стал ее крупнейшим акционером. В 1984 году, когда эта фирма (ныне называющаяся Cowles Media Co.) была приватизирована, цена ее акции составила $46, что принесло клиентам Габелли совокупную прибыль в размере $33 млн.

Другим чрезвычайно успешным решением было вложение средств в кораблестроительную компанию Chris Craft, которая через свое подразделение BHC Communications, Inc. вела операции в сфере телевещания. В 1980-х гг. BHC Communications стала одним из ведущих операторов независимых телевизионных станций в США, а ее прибыль до уплаты налогов за шестилетний период выросла почти в шесть раз. В 2001 году BHC была куплена медиа-гигантом News Corp. (NWS). К числу удачных сделок Габелли также относятся инвестиции в компанию LIN Broadcasting, проданную McCaw Cellular Communications в 1990 году.

Не знающий устали Габелли ежегодно посещал примерно пятьдесят компаний с целью сбора информации, встречался с руководителями еще более чем сотни компаний, обсуждал инвестиционные идеи с другими портфельными менеджерами и читал порядка 20 специализированных журналов, две или три газеты и огромное количество отраслевых обзоров и корпоративных отчетов. Он также писал аналитические записки для клиентов – профессиональных инвесторов, пользовавшихся его услугами брокера, управляющего активами и др. В 1986 году он в интервью сказал Джерри Эджертону (Jerry Edgerton) из журнала Money, что “читает годовые отчеты вместо романов”. Управляя узко фокусированным портфелем, включающим крупные вложения в небольшое число компаний, Габелли был способен оказывать влияние на решения руководства компаний.

В период между 1978 и 1985 гг. портфели, находившиеся под управлением Габелли, ежегодно опережали по уровню доходности индекс Standard & Poor's 500, причем в течение пяти из этих лет их результаты превышали результаты индекса более, чем вдвое. С 1977 по 1988 гг. среднегодовые темпы роста активов GAMCO Investors, рассчитанные по формуле сложных процентов, составили 28%. Лишь очень малому числу управляющих активами удалось добиться большего в тот же период. GAMCO Investors никогда не заканчивала год с убытками и лишь по итогам двух лет не сумела добиться поставленной Габелли цели – 10-процентной доходности после уплаты налогов и с поправкой на инфляцию. В 1986 году активы GAMCO Investors в акциях в совокупности с наличными средствами, инвестированными пенсионными фондами, достигли $1,6 млрд.

В марте 1986 года, спустя девять лет после основания фирмы по управлению активами, Габелли представил свой первый взаимный фонд, получивший название Gabelli Asset Fund. На создание взаимного фонда его вдохновил один его кумиров – знаменитый Питер Линч (Peter Lynch), управляющий фонда Fidelity Magellan (кстати, как и Габелли, Линч заинтересовался рынками, подрабатывая в качестве кадди на площадках для гольфа). Gabelli Asset Fund был фондом без нагрузки, то есть его акции продавались без брокерской комиссии. Минимальное первоначальное вложение в фонд было установлено на уровне $25000. Позже сумма значительно сократилась и в настоящее время составляет $1000, а для индивидуальных пенсионных счетов минимум вообще отсутствует. За Gabelli Asset Fund позже последовал Gabelli Equity Trust - фонд закрытого типа, который в тот момент был самым крупным фондом, акции которого торговались на Нью-йоркской фондовой бирже. К концу 1988 года компания Габелли включала три взаимных фонда с совокупными активами в размере $650 млн., причем двумя из них он управлял самолично.

Расчет момента вхождения в индустрию взаимных фондов оказался абсолютно точным. Габелли не только взлетел на волне “бычьего” рынка, но и cумел воспользоваться резким повышением активности финансовых средств массовой информации. Довольно быстро осознав, что его своеобразная и харизматичная натура как будто создана для участия в телепередачах, он стал активно рекламировать самого себя, тем самым повышая популярность своих фондов.

По итогам 1997 года фонды акций в составе Gabelli Asset Management Inc., число которых уже достигло десяти, продемонстрировали среднюю доходность на уровне 31,7%, что явилось лучшим результатом среди семейств взаимных фондов США. Агентство Morningstar признало Габелли управляющим года в категории фондов американских акций. К 1998 году под управлением его компании находились активы в размере $16,3 млрд.

В феврале 1999 года GAMCO стала публичной компанией, разместив на рынке 6 млн. акций по цене $17,50 за акцию. Были выпущены акции разных классов, причем Габелли получил контроль над акциями класса В, каждая из которых давала владельцу 10 голосов. На акции класса А пришлось 25% капитала и всего лишь 3% голосов. Таким образом, в новых условиях Габелли оказался практически полновластным хозяином компании.

Буквально через несколько недель Габелли опубликовал в журнале Hermes – издании Школы бизнеса Колумбийского университета – статью, где провозгласил свою “Великую Хартию прав акционеров” (“Magna Carta of Shareholder Rights”). Он отстаивал систему “одна акция – один голос” и выступал против принципа “серхголосующих” акций. Интересно, что ни тогда, ни впоследствии Габелли не усматривал в своих действиях никакого противоречия. “Мы знали, что структура не является оптимальной, - говорил он, - но мы сделали подразделение по управлению активами публичной компании, потому что все были за “чистую игру”.

Все же несколько лет спустя Габелли подвергся обвинениям в том, что его игра была не очень чистой. Ухватившись “мертвой хваткой” за акции своей компании, он вступил в конфликт со своими первыми инвесторами Фредериком Манчески (Frederick Mancheski) и Дэвидом Перлматтером (David Perlmutter), которые еще в 1977 году вложили в его компанию $75000. В 2003 году они предъявили иск, утверждая, что стоимость их вложений повысилась до $100 млн., и обвиняя Габелли в том, что при проведении IPO они не получили причитающихся им долей акций. Другая часть обвинений касалась “разграбления активов” GGCP. Инвесторы указывали, что Габелли назначил себе неправомерно высокую оплату в размере 20% от прибыли холдинга до уплаты налогов – помимо огромного гонорара за управление GAMCO. В рамках урегулирования иска Габелли был вынужден в 2006 году выплатить своим инвесторам порядка $100 млн.

Это был не единственный иск, поднявший вопрос о соблюдении Габелли предпринимательской этики. Примерно в тот же период Габелли пришлось столкнуться с разбирательством со стороны министерства юстиции и Федеральной комиссии по связи. Последние обвиняли его в мошенническом манипулировании аукционами по выдаче лицензий на оказание услуг сотовой связи представителям малого бизнеса.

На встречах с акционерами и журналистами Габелли всегда предпочитал уходить от обсуждения неприятных вопросов, с энтузиазмом рассказывая о достижениях своей компании и бравируя своим обширным опытом. При этом он подчас доходил до откровенных противоречий. Так, в ходе телекоммуникационного разбирательства он сначала с триумфом заявил, что еще в 1982 году первым на Wall Street стал автором аналитического обзора аукционов по продаже лицензий на услуги беспроводной связи. Буквально через несколько минут, сообразив, в какой сомнительной юридической ситуации он находится, Габелли сделал совершенно абсурдную попытку взять свои слова назад. “У меня нет опыта в сфере беспроводной связи, - заявил он. – Я даже не пользуюсь сотовым телефоном”. Впрочем, подобные неувязки совершенно в духе Супермарио. Недаром один из его друзей заметил, что “Марио говорит быстрее, чем думает”.

Габелли утверждает, что не только деньги являются побудительным мотивом его бурной деятельности. По его словам, когда он начинал, это деньги были очень сильным стимулом, но когда он стал тем, чем является ныне, ситуация изменилась. Теперь подлинным мотивом для него является возможность отдавать деньги. Леон Куперман, приятель Габелли со времен Колумбийского университета, говорит, что Марио - самый щедрый человек, какого вы когда-либо знали. Благотворительные цели, на которые Габелли, по словам Купермана, тратит миллионы, весьма разнообразны, но главной его страстью является образование. Разумеется, здесь не обходится без обычной для него бравады: многие из пожертвований носят имя дарителя. Среди них Школа бизнеса Габелли (Gabelli School of Business) при университете Роджера Уильямса в Род-Айленде и Зал Габелли (Gabelli Hall) в Бостонском колледже.

Габелли удалось завоевать доверие ряда руководителей крупнейших компаний мира. В 2001 году глава Microsoft (MSFT) и богатейший человек планеты Билл Гейтс (Bill Gates) купил через свою частную инвестиционную фирму Cascade конвертируемый вексель GAMCO на сумму $100 млн. Председатель совета директоров Viacom (VIA) Саммер Редстоун (Sumner Redstone) признает, что консультируется с Габелли по проблемам медиа-индустрии. По его словам, Габелли “был первым, кто признал силу кабельного телевидения”.

Габелли всегда стремился к тому, чтобы его имя ассоциировалось с именами провозвестников идей стоимостного инвестирования. Несколько лет назад он и его компания GAMCO Investors учредили награду за особые достижения в стоимостном инвестировании, названную в честь его любимых профессоров Школы бизнеса Колумбийского университета как “Премия в области стоимостного инвестирования имени Грэхема, Додда, Муррея и Гринвальда”. Вручение этой награды, известной в инвестиционном мире как “премия Габелли”, происходит на ежегодном клиентском симпозиуме GAMCO.

В мае 2006 года Габелли передал в журнал Fortune документы, позволяющие сравнить доходность инвестиционной фирмы Geico Equities, контролируемой Уорреном Баффетом (Warren Buffett) с доходностью индекса Standard&Poor’s 500 за период с 1980 по 2004 гг. Отдельная колонка представляла показатели ряда счетов GAMCO за каждый год, доказывая, что их среднегодовая доходность за тот же период составляла 19,8% против 20,3% у Geico. Хотел ли Габелли доказать, что находится на одном уровне с Баффетом? Он называет Баффета “уникальным явлением” и одним из “величайших стоимостных инвесторов”, с притворной скромностью говоря, что не может сравнивать себя с ним. И тут же добавляет: “Чем являемся мы для публичного рынка, тем Баффет является для частного рынка”.

Габелли, несомненно, хочет, чтобы его запомнили не только как удачливого дельца, сделавшего большие деньги на управлении взаимными фондами. Его мечта – вписать свое имя в пантеон великих инвесторов, которым он старался подражать всю свою жизнь. Проблема состоит в том, что к своей цели он идет весьма своеобразным путем. По мнению некоторых представителей отрасли, события последних лет поставили под удар все, что Габелли создал на протяжении всей своей жизни. Основатель отраслевого бюллетеня FundAlarm.com Рой Вейтц (Roy Weitz) говорит, что на карьере финансиста поставлено большое пятно, и, чтобы избавиться от него, “ему придется проделать огромную восстановительную работу”.

Супермарио готов к выполнению этой задачи. Недаром он говорил, что не знает, что значит слово “смягчаться”. По словам его друзей, человек, который всю жизнь доказывал, что паренек из Бронкса способен сделать себе имя на Wall Street, не станет теперь сдавать позиций. “Он начал с нуля и создал себя сам, - говорит Ли Куперман. – Он никогда не забывал, откуда он пришел”.

Марио Габелли



Прогноз-сценарий

ФРС объявило о возобновлении покупок государственных облигаций с целью поддержать экономику США и предотвратить дефляцию.

Цены на нефть достигли 85.37 долларов за барель

Финансовые монстры «раскручивали» Бернанке на $2 трлн. Но параллельно, откуда ни возьмись, возник вопрос инфляции. Появились предположения, что г-н Бернанке «может ошибаться в оценках инфляции», конкретно – недооценивать, и тогда в 2012 г. инфляция даст о себе знать очередными потрясениями во всех сегментах мирового финансового рынка. 2012 г. - выборы президента США. ОЭСР Просит, чтобы «ФРС и ЕЦБ не повышали ставки до I полугодия 2012 г.».

ОЭСР обычно начинает активно распространять прогнозы, дабы помочь фондовому рынку, либо обвалиться, либо подняться.

В пятницу ожидаются новости по ситуации на рынке труда США Non-Farm Payrolls, а с понедельника - окончание сроков экспирации ноябрьских опционных контрактов. Далее саммит АТЭС, на который вынесены валютные вопросы. Потом – саммит G-20 в конце следующей недели...

Решения FOMC: увеличить масштабы количественного ослабления на $600 млрд. Размер программы QE составит 850 млрд. долларов. Широкомасштабное снижение доллара на фоне оглашенного решения ФРС о дальнейшем количественном смягчении оказывает давление на доходность казначейских облигаций США.

ФРС возобновит покупки казначейских облигаций, чтобы поддержать американскую экономику и предотвратить дефляцию.
Это должно толкать вниз доходность по облигациям США и делает американскую валюту менее привлекательной.

Критики Барака Обамы возлагают вину за стагнацию на сдерживающее влияние новых правил и на слишком усердных бюрократов. И в этом действительно что-то есть, однако, куда важнее банальное отсутствие спроса. Домохозяйства по-прежнему озабочены выплатой своих долгов, и не заинтересованы в увеличении своих расходов. Вряд ли Обаме удастся что-то предпринять до выборов. Тим Гайтнер, министр финансов США, в начале месяца с таким жаром говорил том, что в развитом мире, к которому принадлежит и Америка, сохраняется огромная фискальная мощность для дополнительного стимулирования, и Обама храбро провел кампанию в поддержку представленного месяц назад плана по развитию инфраструктуры на сумму в $50 млрд. Но Конгресс прервал свою работу, не рассмотрев этот план, и после выборов вернется к обсуждению новых расходов с меньшим рвением. Сокращается занятость в государственном секторе и в местном самоуправлении. С прошлого декабря занятость здесь в целом уменьшилась на 269 000 рабочих мест. Снижение занятости в секторе местного самоуправления в сентябре составило 76 000 рабочих мест (0.5%) (в основном, в школах) и стало самым значительным с 1982 года. В опубликованном 6 октября исследовании муниципальных фининспекторов Национальная лига городов выяснила, что в прошлом году 35% местных правительств отправили работников во временный отпуск, а 74% - прекратили расширять штат. Уровень безработицы с июня застыл на отметке 9.6%. Что еще хуже, по данным Бюро трудовой статистики, за год с окончанием в марте американская экономика потеряла на 366 000 рабочих мест больше, чем считалось ранее.

С учетом того, что фискальная политика вышла из игры, вся тяжесть стимулирования спроса ложится на Федрезерв. После понижения краткосрочных процентных ставок до нулевого уровня в конце 2008 года ФРС впоследствии выкупил казначейские и ипотечные облигации на сумму $1.7 триллиона при помощи вновь напечатанных денег ("количественное ослабление" или QE), чтобы снизить долгосрочные ставки и высвободить ликвидность. Эти покупки закончились в марте этого года. Теперь руководство ФРС готовит рынки к их возобновлению. По словам Уильяма Дадли, президента ФРБ Нью-Йорка, текущие уровни безработицы и инфляции находятся ниже предпочтительных для ФРС отметок и "абсолютно неудовлетворительны". Никто не знает точно, поможет ли QE2.

Одно событие рынок пережил, теперь - в ожидании встречи лидеров стран "Большой двадцатки" (G20), которая пройдет 10-11 ноября 2010 года в южно-корейской столице - Сеуле. В финансовых кругах вновь начинает нарастать неуверенность, грозящая превратиться в панику, если своевременно не принять надлежащих мер. Проблема состоит в том, что разные государства G20 совершенно по разному видят выход из кризиса, о котором правительство каждой из этих стран уже успело объявить собственным гражданам. Каждая из стран "Большой двадцатки" (G20) "тянет общее одеяло" на себя, пытаясь свои проблемы решить за счет остальных.

Планы правительств каждой из стран "Большой двадцатки", главы которых повезут свои проекты решений в Сеул:

1. Европейские правительства (Германия, Франция) призывают к жесткой экономии (сокращению дефицита в госбюджетах, увеличению пенсионного возраста и др.), как способа выхода из кризиса каждой из стран и всего мира в целом.
2. Федеральная резервная система Соединенных Штатов Америки собирается через G20 провести план валютного стимулирования, при этом, прозрачно намекая на возможность девальвации самого доллара США, хотя заседание министров финансов G20 категорически выступило против девальвации национальных валют, призвав к прекращению валютных войн в мире (ведется за девальвацию валют и создание сверх благоприятных условий для экспорта своим производителям)
3. Правительство США призывает своих партнеров снижать глобальные диспропорции между импортом и экспортом. Иначе говоря, провести и закрепить в решениях через заседание G20 такие условия внешнеэкономической стратегии в мире, чтобы лишить себя отрицательного сальдо в торговом балансе, прежде всего с Китаем и "азиатскими тиграми" (Южная Корея, Сингапур, Тайвань), а также с Германией, у которых сейчас положительное сальдо торгового баланса (в том числе и с США).
5. Крупнейшие корпорации мира занимаются одним – накапливают наличность в условиях, когда правительства многих стран мира (в т.ч. США) пытается "раскулачить миллиардеров" и их корпорации и за счет вырученных средств решить собственные проблемы национальных государств и всего мира в целом.
6. Страны с крупными доходами (Китай, Южная Корея, Сингапур), в общем-то, делают то же самое, что и крупнейшие корпорации мира: хотят законодательно на заседании G20 закрепить выгодные для себя условия внешней торговли, прежде всего с США, чтобыт зарабатывать дальше и увеличивают собственные валютные резервы. Показатели Китая поражают астрономическими цифрами. Его валютный запас достигает $2,6 трлн., что, по мнению представителей ЕС, и стало главной причиной дисбаланса в мировой торговле.

Каждая из стран на G20 попытается "законодательно" закрепить свою «политику самозащиты», за счет сохранения (Китай, Южная Корея) или изменения (США) финансовых и экономических условий в мире, чтобы максимально выиграть для страны, под лозунгами "мировых ценностей", "оптимальных условий выхода из кризиса" и т.д., что грозит в ближайшей перспективе привести к... новому витку кризиса в мировой экономике.

Основная опасность в так называемой «мировой валютной войне», которая уже началась. Что реально делает США, обвиняя страны в "валютной войне" и девальвации своих национальных валют? США скрыто... девальвируют доллар, прикрываясь "дымовой завесой" обвинений в адрес Китая.

Почему США больше всех обвиняют Китай? Потому что тот долгое время девальвировал юань (создает для своих производителей максимально выгодные условия) еще сильнее, чем США свой доллар.

По сути к этому привела политка США, спровоцировав кризис и, заставляя страны принимать меры предосторожности в дальнейшем, не зная что в следующий раз ожидать от США.

Из сегодняшних новостей следует выделить:

15:00 мск. Великобритания: Решение по процентной ставке Банка Англии (Предыдущее значение - 0.50 %, Прогноз - 0.50 %)
15:45 мск. Еврозона: Решение по процентной ставке ЕЦБ (Предыдущее значение - 1.00 %, Прогноз - 1.00 %)
16:30 мск. Еврозона: Пресс-конференция главы ЕЦБ Ж.-К.Трише

ФРС будет продолжать свою политику еще как минимум пятилетку, наводняя рынок долларами и снижая, там самым его стоимость. Доллар будет испытывать давление по отношению к другим основным валютам. Инвесторы, покупая фонды (акции) тем самым продают доллар США, т.к. он является валютой фондирования. И наоборот.

DJI выступает индикатором, имеющую обратную корреляцию с долларом США (индекс растет, доллар - падает):

1) исторический показывает состояние рынка акций;
2) сам индекс не средневзвешенный, как другие, а вычисляется по специальной формуле, и потому больше коррелирует (т.е. коэффициент корреляции выше);
3) по данному индексу мало игроков, поэтому он более очищен от откровенных спекулятивных объемов.

Т.е. перед тем как покупать (продавать) доллар США на валютном рынк не лишне, вначале посмотреть, что происходит с DJI. Если уж упирается в сильный уровень сопротивления (поддержки), то есть дальше не пойдет, то, следовательно, и у валют ход против USD тоже ограничен.

DJI хорошо отслеживается техническим анализом и по нему неплохо работают уровни Фибоначчи.

По мнению аналитиков Credit Suisse, если ФРС "все понимает правильно", доходности десятилетних государственных облигаций могут упасть. Что касается валютного рынка, направление американского доллара, скорее всего, будет определяться доходностями государственных облигаций. Однако с учетом восстановления аппетита к риску, замедления снижения опережающих индикаторов производства и намерения ФРС поддерживать доходности на низком уровне значительную часть следующего года любое укрепление доллара быстро угаснет. Стратеги банка считают, что рост американской валюты следует использовать для открытия новых коротких позиций в долларе.

Евро/доллар

Ситуация все еще довольно напряженная в периферийных странах Еврозоны. Ирландские 10-летние облигации достигли новго максимума года (выше 460 п.). Ирландскоий Центральный банк осуществил заимствования внутри страны, в банках на 38 %. Это иллюстрирует озабоченность ЕЦБ о том, что некоторые банки уходят от зависимости его предложений воспользоваться неограниченными средствами (под залог) по кредитованию. Учреждения обычно имеют больше денег на конец года, так что эта тенденция с точки зрения заимствования ЕЦБ вряд ли дает им какие-либо выгоды, так как учреждения в периферии вынуждены будут бороться, чтобы получить финансирование на оптовом рынке.

Американская валюта резко упала после оглашения решения FOMC. Решение FOMC увеличить масштабы количественного ослабления на $600 млрд. и завершить его вторую фазу до конца второго квартала спровоцировало волну продаж доллара, в результате чего евро/доллар в условиях крайне низкой ликвидности поднялся к уровням в районе $1.4178.

Ставки овернайт упали ниже уровня 0.70 % в первый раз в три недели. Это позволило 3mth ставки Libor упасть впервые за шесть недель. Евро продолжает получать поддержку, так как склонность инвесторов к риску усиливается в результате решения ФРС.

Большинство инвесторов склонны к позитивномому настрою, отмечая что единая европейская валюта достигла максимального значения с января. Это произошло, несмотря на то, что спрэды доходности португальских и ирландских ценных бумаг существенно увеличились, относительно германских облигаций.

Дальнейшим катализатором движения в паре сегодня: Решение по процентной ставке ЕЦБ и Пресс-конференция главы ЕЦБ Ж.-К.Трише.

Не смотря на то, что пара обновила вчера локальный максимум, пробив 1.4060, зафиксировав очередной максимум на 1.4178 и находится в устойчивом восходящем тренде, 4-х часовой график указывает на возможную коррекцию к пробитому уровню 1.4060. Около этого уровня можно оценить ситуацию: удержится поддержка - возобновится восходящее движение, если нет - коррекция вниз может продолжиться до 1.4000. Штурм новых вершин перед Решением по процентной ставке ЕЦБ маловероятен.

Марио Габелли


Фунт/доллар

Темпы восстановления в строительном секторе последние пару кварталов не дают повода для оптимизма.

Согласно официальным сообщениям Британского консорциума розничной торговли (BRC), цены в магазинах Великобритании росли самыми высокими темпами в годовом выражении за период с января по октябрь (+2.1 %). Цены на продукты питания выросли до 16-месячного максимума. Последнее значение индекса потребительских цен (CPI) находилось на уровне 3.1 %. Во всем винят рост цен на пшеницу (+47 % г/г), который оказал влияние на цены на продукты питания. При этом непродовольственные товары в цене особо не растут, даже снижаются.

Сегодняшнее Решение по процентной ставке Банка Англии британец может выдержать стойко. Измений не ожидается, да и увеличение количественного смягчения вслед за США, вряд ли последует.

Пара продолжает свое восходящее движение в 4-х часовом канале и направляется к сопротивлению 1.6210. Оттуда вероятна коррекция. Поддержка - 1.6030/50.

Предпочтительней покупки выше 1.6055 с фиксацией прибыли на 1.6150 и 1.6190. Желающих покупать выше этих уровней пока не много.

Марио Габелли

Доллар/йена

Управляющий банка Японии Сиракава, выступая в Токио, отметил, что чрезвычайно слабые валюты развивающихся стран могут оказать негативное влияние на мировую экономику, а влияние смегчения Банком Японии уже проявилось в затратах по привлечению средств.

Министр финансов Yoshihiko Нода предупредил в очередной раз, что правительство будет принимать "решительные меры", чтобы остановить рост йены, если необходимо.

USD/JPY не смогла преодолеть область сопротивлений 81.50/80 и под давлением опускается к нижней границе 4-х часового нисходящего канала 80.20/30, с потенциалом на новые рекорды (минимум апреля 1995 года - 79.75). Перед ним находится психологически важный уровень 80.00 который, вероятно еще будет удерживаться.
 

Марио Габелли 

Ещё
Владислав Митяшин
Аналитик компании «FreshForex»
Смотрите также:
Согласны с этим обзором?
Мнения трейдеров:
Только авторизированные и зарегистрированные на форуме пользователи могут оставлять и просматривать комментарии

Мы постоянно работаем над качеством нашего сайта. Если у вас есть предложения по его улучшению или вы заметили ошибку:

Сообщите нам

В вашем браузере отключена поддержка cookie. При отключенной поддержке cookie в браузере у вас могут возникнуть проблемы с отображением Личного кабинета. Как включить (активировать) поддержку cookie.